оборона Сталинграда

Утром 23 августа 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма прорвал нашу оборону и вышел к Волге на участке поселков Латошинка-Рынок. Немецкие танки оказались всего в 3-х километрах от тракторного завода.
Во второй половине дня, в 16 часов 18 минут по московскому времени, по приказу гитлеровского командования силами 4-го воздушного флота люфтваффе началась массированная бомбардировка города, вызвавшая колоссальные разрушения. Этот день стал самым трагичным в истории Сталинградской битвы. С 23 августа и в течение последующей недели немецкие бомбардировщики совершали до двух тысяч самолетовылетов в день. Сталинград стал фронтовым городом.
Воздушные бомбардировки продолжались 24, 25, 26 августа. С 28 августа по 14 сентября на Сталинград было сброшено 50 тысяч бомб весом от 50 до 1000 килограммов. На каждый квадратный километр сталинградской земли приходилось до 5 тысяч бомб и осколков крупного калибра. Ни один город мира не выдерживал такого огненного шквала, как Сталинград.
оборона Сталинграда
Командующий Сталинградским фронтом А.И. Еременко:

«Многое пришлось мне пережить в минувшую войну, но то, что предстало перед нами 23 августа в Сталинграде, поразило как тяжелый кошмар. Беспрерывно то там, то здесь взмывали вверх огнедымные султаны бобовых взрывов. Огромные столбы пламени поднялись к небу в районе нефтехранилищ. Потоки горящей нефти и бензина устремились к Волге. Горела река, горели пароходы на Сталинградском рейде. Смрадно чадил асфальт улиц и площадей. Как спички, вспыхивали телеграфные столбы. Стоял невообразимый шум, надрывавший слух своей адской музыкой. Визг летящих с высоты бомб смешивался с гулом взрывов, скрежетом и лязгом рушившихся построек, треском бушевавшего огня. Стонали гибнувшие люди, надрывно плакали и взвывали к помощи женщины и дети»

Бывший приборист Раиса Александровна Гальченко:

«Двадцать третьего августа мы услышали гул моторов со стороны Гумрака. И вскоре увидели вражеские самолеты. Всего через несколько ми­нут неподалеку от нас стали рваться бомбы. Но особенно много фашисты сбросили «зажигалок». Все пространство вокруг орудий было буквально усеяно этими небольшими бомбами. Горели тра­ва, деревянные постройки стадиона. У одного из зенитчиков обгорели руки, у нас слезились глаза от удушливого дыма, мы задыхались в копоти, но бойцы продолжали стрелять. Никто не уходил в укрытие. Как известно, после двадцать третьего августа в городе не было отбоя воздушным тре­вогам. Для нас дни и ночи слились в сплошной грохот. Вокруг горели улицы. Слышались стоны раненых…»

Председатель городского комитета обороны А.С.Чуянов:

«Над центром города на огромной высоте повисли двухмоторные «Хейнкель-111». Три косяка. Пока около сотни. Каждый способен нести до 4 тонн бомб. Надо полагать, сейчас повалятся фугасные, предназначенные для разрушения заводских корпусов, крупных зданий и прочных укрытий. Но что это? Под крыльями «хейнкелей» замелькали веерами серебристо-белые предметы. Их множество, и они сравнительно легкие. Веера разрастаются в огромные зонты так, что весь воздух стал молочно-белым. Серебристые кувшинчики. Сотни, тысячи, десятки тысяч!.. Все это оседает на центр города, на заводские районы. При соприкосновении с крышами домов, с мостовыми улиц эти предметы воспламеняются. Огонь яростный, сине-белого цвета. Зажигательные бомбы сыпались на город в неисчислимом количестве. За считанные секунды возникли сотни пожаров… На толщу огня и дыма воспламенившихся жилых кварталов посыпались фугасные и осколочные бомбы. Гудение новых и новых армад «хейнкелей» и «юнкерсов» теперь растворилось и грохоте взрывов и реве огня. Закачалась земля, начали дергаться и подпрыгивать степные дали за Волгой, забились в лихорадке стены обкома. На какое-то мгновение я погрузился в беспросветную мглу… А затем оказался на КП городского Комитета обороны, в Комсомольском садике. Здесь мне сообщили, что над городом всего зарегистрировано более 2 тысяч самолето пролетов…»

А.А.Филлипов, командир рейдового баркаса «Игарка»:

«Город горел сплошным пламенем. Вдоль городского берега плыла огненная полоса горящего бензина и мазута. Люди из города стремились перебраться на левый берег, но не могли, — были отрезаны горящей Волгой. У пристани скопилось много народа, и там рвались бомбы.

— В феврале этого года мы здесь, в Волгограде, отмечали 70-летие Победы под Сталинградом, — напомнил Владимир Путин на церемонии открытия. — В июле этого года поминали о танковом сражении под Прохоровкой. Сегодня страна отмечает годовщину победы в сражении на Курской дуге. Каждый из этих городов и поселков стал своеобразным символом большой победы, но в каждом из них есть свои малые символы. Одним из них в довоенном Сталинграде был вот этот фонтан, скульптурная группа танцующих детей. Они символизировали радость жизни, беззаботное детство. Но именно этой скульптурной композиции суждено было стать и другим символом. 23 августа 1942 года нацисты совершили первый массовый безжалостный авиационный налёт на Сталинград: были уничтожены целые жилые кварталы, детские сады, школы, больницы. Именно тогда мир облетела фотография этой скульптурной группы танцующих людей на фоне пылающих руин Сталинграда. Именно тогда это стало символом варварства нацистов и беззаветного мужества и героизма защитников города, сталинградцев.
оборона Сталинграда

Добавить комментарий