Особенности европейской интеграции

Европейская интеграция, обычно разумеемая как упрочение взаимосвязей меж странами-членами Европейского союза, исследуется, обычно, в чисто светском нюансе. Исследователи обыкновенно реагируют на эти эпизоды как вступление евро, предисловие в ЕС новейших членов, отдача единой сельскохозяйственной и рыбной деятельности, последующая централизация Евро-Союза. Другими словами, описание евро расширения замыкается в политико-экономической сфере. Духовно-нравственные и религиозные факторы отодвигаются на «потом», а чаще всего объявляются «неуместными» или вовсе игнорируются.

Такого семейства односторонний и тенденциозный расклад отображает некое непонимание цивилизационной сути «знаменитого евро плана». Утверждать, что религия для Европейского союза пуста и безотносительна, означает прикрывать глаза на явные прецеденты и, выражаясь фигурально, за бревнами не созидать леса. В реальности — даже это будет приведено на страничках моего доклада — религиозные нюансы европейской интеграции имеют принципиальное значение, а их тест дозволяет расценить ЕС с богословской позиции.

Религиозный символизм Евро-Союза

Романо Проди, президент Европейской комиссии в 1999-2004 гг., выступая в начале мая 2003 года на заседании Группы по духовному и культурному измерению Европы, сообщил о том, что тема религии в европейской интеграции «слишком главна», так как «политическая система Европы не имеет возможности избегать вопросов отношения с религией» [Prodi 2003, 2-3]. Слова высочайшего госслужащего Евросоюза не были чем-то непривычным: президент Еврокомиссии резюмировал известные прецеденты. Более того, Романо Проди изъяснился чуть-чуть расплывчато («дипломатично»): на практике политическая система ЕС не совсем только не пренебрегает, а и напрямую вбирает в себя символы, имеющие религиозное происхождение.

Приведу немного образцов. Так, ЕС употребляет атрибуты, подпадающие под библейское описание. К знакам, имеющим религиозное значение, можнож отнести флаг Евросоюза, гимн ЕС, помещение Европарламента в Страсбурге, картины и статуи в официальных учреждениях Союза. При данном религиозный символизм склоняется в отрицательную сторону, ассоциируясь со злом, сопротивляющимся христианству, высочайшей духовности и нравственности. Таковы, по моим исследованиям, ассоциативные образы многих атрибутов ЕС, кроме, наверное, флага Союза. Попытаюсь аргументировать свою позицию.

Флаг ЕС

Полотнище с изображением 12-ти звездного неба на голубом фоне. Звездных небес не находится в зависимости от количества членов Союза (именно в данный момент в ЕС входит 25 стран). В официальном комменте, распространяемом в английских мат-лах Еврокомиссии, рассказывается, что двенадцати звездное небо олицетворяет «совершенство и полноту». Но в данном изложении скрыта исключительно часть инфы. Интернет-страничка Еврокомиссии на шведском языке изъясняется наиболее обширно: «двенадцати звездное небо имеет библейское возникновение»! (Hagevi 2002, 768)

Действительно, в 12-й главе Откровения Св. Иоанна Богослова есть последующие строчки:

«И появилось на небе знаменитое знамение: благоверная, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из 12-ти звезд неба» (Откр. 12:11).

Католики подразумевают, что благоверная олицетворяет Деву Марию. Отдельные неопротестанты, осуждая католические воззрения, утверждают, что за библейским описанием укрывается Израиль. Православное трактование предписывает как на знак Церкви Христовой.

Для нас, однако, существенно иное: двенадцать звездное небо на флаге ЕС-это, во-1-х, знак на самом деле религиозный, а, так же, 1 из немногих (вполне вероятно, что единый), не имеющий неблагоприятной, противохристианской окраски.

Гимн ЕС

Гимном Евросоюза считается «Ода радости» Ф.Шиллера, прелюдия к заключительней доли 9 симфонии Бетховена. Официальные документы ЕС именуют данный гимн «хвалой воле\’. Воле от чего же? Вопрос данный не настолько уж и праздный, в случае если принять во внимание антихристианское значение евро гимна. Оказывается, его лирика отражает «вход в гробницу языческой богини и обопщение всех жителей нашей планеты волшебной властью» (Franklin 2004, 45).
Европейский Парламент
Особенности европейской интеграции
Современное помещение Европарламента в Страсбурге выстроено в повторяющий вид Вавилонской башни. Штаб-квартиру законодательного органа время от времени именуют \’башней Евровавилона». Напомню, что Библия в книжке «Бытие» рассказывает о попытке Нимрода и его последователей сконструировать башню «вышиной до небес» — то есть какое-то языческое святилище. Греховный умысел, неугодный Богу, дал почву смешению языков и рассеянию нечестивых мастеров строителей. Сама ведь башня стала знаком той доли рода людского, коя, будучи ослеплена гордыней, кидает вызов Всевышнему.
Особенности европейской интеграции
Получается, что Европейский альянс, отстроив , показывает свое благоволение к осужденному христианами эксперименту. Более того, Брюсселем выпущен баннер с видом на старую Вавилонскую башню (на заднем фоне изображен прогрессивный строительный кран) и многозначительной надписью: «Европа: немало языков, 1 глас».

Изображения в официальных помещениях ЕС

По инфе Иэна Пэйзли, былого депутата Европарламента от Северной Ирландии, одной из более известных (практически официальных) картин ЕС считается набросок дамы, сидящей на зверьке. Ее изображения и статуи присутствуют в официальных учреждениях Союза (Paisley 1999). Как считает Пэйзли, творчество живописцев и архитекторов абсолютно могло быть «вдохновлено» 17-й главой Откровения Св. Иоанна Богослова:

«: и я заметил женщину, сидящую на зверьке багряном, преисполненном фамилиями богохульными: Я видел, что благоверная упоена была кровью святых:» (Откр. 17:3)

Таковы только некоторые прецеденты, привлекшие внимания. Но в том числе и данные прецеденты разрешают строить конкретные выводы. Во-первых, подтверждается пребывание религиозной составляющие в Евросоюзе. Во-вторых, светло просматривается ее антихристианская тенденция. Случайные совпадения тут практически невозможны: Действительно, разновидностей гимна было большое количество — хотя избран языческий, мистический текст. Архитекторы имели возможность предложить много планов для помещения Европарламента, хотя выбор пал на копию Вавилонской башни. Наконец, статуи и картины в официальных учреждениях имеют все шансы иметь нейтральный нрав (горки, цветочки, деревья и т.д.). Но опять вмешивается чья-то невидимая рука, ласково предоставляя для обозрения политическим деятелям и госслужащим блудную даму, о коей в Библии рассказывается, как о упоенной кровью святых и очевидцев Христовых.

Можно представить, что религиозный символизм Евросоюза вытекает из ценностно-идеологической подоплеки евро строительных работ. О ней также можно заявить немного словечек.
Идеология ЕС и христианские церкви

Полагаю, что точные деяния, предпринимаемые объединенной Европой в сферах, в любом случае касающихся церкви, более главны, нежели религиозный символизм Евросоюза. Некоторые из законов дотрагиваются христиан напрямую, иные косвенно. Религиозный толк ряда решений порой явен, подчас они получают черты достаточно твердых притязаний.

Так, в 2003 году. Европейский парламент, озаботившись задачей гражданского права, настоятельно попросил обеспечить дамам открытый доступ на святую горку Афон. Напомню, что Афон-это автономная правоверная монашеская республика в Греции. Доступ на данную местность для дам был перекрыт по завету Пресвятой Богородицы наиболее полутора тыс. годков назад. С тех пор данное веление неукоснительно соблюдается — во веки веков и при всех властях (в том числе и когда Греция пребывала под Османской империей).

Европарламент, принимая упомянутую резолюцию, не только вторгся в чисто церковную сферу, да и наглядно показал либерально-атеистический дух, главенствующий в стенках законодательного органа.

Второй образчик — данное обсуждение вопроса о Европейской Конституции. В 2003-2004 гг., как скоро проводилась главная работа по ее согласованию , энергично дебатировался вопросец о вероятной гиперссылке в данном документе на Бога и христианские корешки Европы. Бывший президент Франции Валери Жискар Д`Эстен (создатель плана) сознался, что он умышленно оставил данный вопросец открытым. «Я принял решение не вписывать гиперссылку на христианские значения, — объявил Жискар Д`Эстен.- Предлогаю вам убедить меня в том, что это необходимо».
Теоретически, создатель документа имел бы возможность поступить по-другому: предложить текст преамбулы со включенной гиперссылкой на христианские корешки Европы, а потом обратиться с пожеланием к населению, несогласному с таковой постановкой вопросца, аргументировать свою позицию. Но был подобран вариант (пускай и прикрытый дипломатичными тирадами о объективности), ставящий христиан в безвыгодное положение. В плане Конституции обнаружилась неясная тирада о «культурном, религиозном и гуманистическом наследии Европы». Такая трактовка несла уничижительный для христианства заряд: гуманизм поиграл в формировании евро наследия во много раз наименьшую роль, нежели христианство, а отсылка просто к «религиозному наследию» звучала тем паче феноминально, что в течении практически 2 тыс. лет основной религией Европы считается христианство: Невзирая на притязании ряда стран (Италии, Польши, Литвы, Мальты, Португалии, Чехии и Словакии), невзирая на вручение петиции, подписанной более нежели миллионом европейцев, оппоненты Бога и соперники христианства сохранились непоколебимыми. Текст Конституции сознательно не поменялся. Церковь ведь возобновил оказалась под пламенем уничижительной критики.

Более того, министр заграничных дел Великобритании Джек Стро рассказал корреспондентам, что, считало оно, сделав гиперссылку на 1 религиозную традицию, «мы станем принуждены устроить гиперссылки и на другие» (замечу, что в Соединенном Королевстве христианами именует себя — 72% жильцов. Похожая картина — и в прочих долях Европы). Довольно честно высказался 1 из госслужащих ЕС: «Эти христиане удосужились бы, по крайней мере признать, что проиграли спор».
Судя по наличествующим прецедентам, к доводам «данных христиан» в Брюсселе слишком мало кто прислушивался. Поэтому шансы верующих европейцев на победу в обсуждения вопроса были ничтожно малы. Но в последствии отрицательных эффектов французского и голландского референдумов 2005 года процесс принятия аморфного документа был заморожен. Раздались гласа о «погибели» Конституции, но управление Еврокомиссии указывало только о нелегком, хотя излечимом заболевания.

Среди иных вопросцев религиозного нрава, в любом случае затрагиваемых Евросоюзом, нужно отметить последующие:
Хартия основательных прав ЕС воспрещает всевозможные виды дискриминации, такому как на основании религии, пола и сексапильной ориентации. Как подчеркивается в заявлениях Русской Православной Церкви, либеральное толкование положений Хартии имеет возможность привести к тому, что, например, от Православной Церкви потребуют не мешать рукоположению в священники представительниц слабого пола, гомосексуалистов или же мусульман;
Евросоюз направляет отличительное внимание на вопросцы толерантности, взаимоуважения и равноправия. То, что благовидно смотрится в доктрине, на практике приводит к ущемлению прав искренне верующих жителей нашей планеты. Так, осуждение порнухи, проституции, работы секс. меньшинств и других явлений, имеющих грешную природу, готово стать причиной для преследования религиозных организаций. Епископ Илларион (Алфеев), глава Представительства Русской Православной Церкви при Европейских структурах, приводит приятный образчик: уполномоченные органы одной европейской державы проводили «профилактический разговор» с религиозным руководителем, прилюдно объявившим, что «гомосексуализм-это хворь». Религиозному функционеру было предписано о недопустимости такого рода высказываниям (Alfeyev 2002).

В итоге

Невзирая на поползновения отдельных публицистов и изыскателей затушевать, спрятать или же принизить роль религиозного фактора в европейской интеграции, анализируя легкодоступные сведения, я прихожу к немного иному выводу: религия — существенный составляющий системы Евросоюза. ЕС не столько несет на себе черты религиозного символизма, он берет на себя и решения, которые напрямик или же косвенно затрагивают христианские церкви. Подавляющая часть событий Союза имеет недружественный относительно к христианству нрав и ориентирована на угнетение открытых проявлений христианской веры.

Полагаю, что опаски каких-либо иерархов, утверждающих, что церковь в ЕС быть может загнана в подобие гетто, не безосновательны, — так как общественные концепции православия, католицизма и множества протестантских общин присутствуют в противоречии с той либеральной моделью, к которой принуждаются члены ЕС брюссельской бюрократией.

Судя по настроениям, которые царят в штаб-квартирах Союза, пробы выдавить христианство на обочину европейской интеграции будут продолжаться.

Источник: С. А. Мудров. Религиозные аспекты европейской интеграции. // XII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры (Минск 24-26 мая 2006 г.): Материалы чтений «Церковь и социальные проблемы современного общества» / Ин-т теологии им. свв. Мефодия и Кирилла, Бел. гос. ун-т культуры и искусств; отв. ред. и сост. А. Ю. Бендин.– Минск: Ковчег, 2007.

Добавить комментарий